Волшебство исторических домов пленяет все больше в том числе девелоперов и архитекторов, которые берутся за работу, заслуживающую благодарности, приводя в порядок архитектурное наследие прошлого. Во многих странах мира тренд превращать старые промышленные здания в современные и уютные начал расти уже десятилетия назад, в Эстонии это сравнительно позднее явление. Но теперь и мы достигли этого этапа, и из городского пейзажа начинают исчезать последние заросли и заброшенные строения, а новые жилые помещения в исторической среде становятся своего рода эксклюзивным нишевым продуктом.

Почему бы и нет? Ведь в жизни в доме с историей множество плюсов: высокие потолки, интересная планировка помещений, старые необычные материалы и, конечно, эта необъяснимая аура старинной архитектуры, хранящей память о событиях прошлого.
Рассмотрим ближе три интересные проекта в Таллинне, в ходе которых когда-то промышленные и административные здания получили новые функции и новую жизнь.

Новое дыхание Конфетной фабрики Клауссона

Одним из самых захватывающих проектов последнего времени можно считать реконструкцию и превращение зданий бывшей Конфетной фабрики Рудольфа Клауссона в многоквартирные дома, которые будут завершены осенью. Новое назначение получат два здания 1904 года постройки – дом из известняка, фасадом выходящий на улицу, и примыкающий к нему дом, развернутый во двор. Рядом выросло новое здание с индустриальными линиями.

Если в советский период не умели ценить индустриальную архитектуру и комплекс зданий был буквально изувечен, то современный проект предусматривает сохранение строений во всей их красоте и самобытности. Архитектор Ра Лухсе (архитектурное бюро Luhse ja Tuhal) говорит, что сама идея переехать жить в Конфетную фабрику настолько аттрактивна, что воплощение ее в реальность стоит каждого часа работы во имя того, чтобы превратить старый завод в современный и самобытный жилой дом. В ходе работ постарались максимально очистить эссенцию старины, сохранить и экспонировать все ценное.

Каковы же самые важные аспекты, которые нужно продумать при перестройке фабрики в многоквартирный дом, и какие проблемы связаны прежде всего с иными функциями при преобразовании здания в жилое пространство? По словам архитектора, различие между типичным многоквартирным домом и фабрикой действительно весьма значительно, но велики и возможности для решения такого помещения.

«Если мы думаем об обычном квартирном доме, то он спроектирован в соответствии с принципом «изнутри наружу»: в центре есть лестница, с нее можно попасть в квартиры – это означает, что строение открыто во всех направлениях и в нем много окон. Если же рассмотреть здание фабрики, оно располагается на границе земельного участка. Место на границе недвижимости означает, что одна из стен автоматически является глухой противопожарной стеной, в которой нельзя делать окна. Так что там все с точностью наоборот. Движение происходит снаружи внутрь, окна вообще не важны, важен внутренний двор, куда теперь начинают открываться большие окна, террасы и балконы».

Но подобные «неправильные» и высокие жилые помещения, по словам архитектора, куда более интересны, а высокие потолки дают намного большие творческие возможности игры с пространством.

Сквозным ключевым словом архитектуры и интерьера Конфетной фабрики Клауссона является Скандинавия. Все три дома названы в честь культовых дизайнеров – дом Аалто, дом Якобсена и дом Пантона. В модных квартирах в стиле лофт есть все, чего можно ожидать от дома в индустриальном духе, – высокие потолки, квадратные окна от пола до потолка, просторные и «легкие» помещения, дополненные дизайном интерьера в светлых тонах и качественными натуральными материалами. Также продуман необычно большой для таллиннского района Каламая двор. Во дворе Конфетной фабрики был когда-то яблоневый сад, варенье из плодов которого, кстати, использовали при изготовлении сладостей. Ландшафтное решение разработано с учетом как истории, так и растущего тренда урбанистического садоводства: так, чтобы у жителей была возможность устроить пикник, повозиться в саду целебных трав и – почему нет? – разбить теплицу.

Респектабельное возрождение здания министерства

Не всем бывшим зданиям министерств выпала такая гламурная судьба, как бывшему зданию Министерства социальных дел, представляющему сталинскую архитектуру. Вспомним, например, находившееся на углу улицы Суур-Амеэрика здание Министерства финансов с доломитовым рельефом главного фасада работы классика эстонского модернизма скульптора Эдгара Вийеса, знаковым в контексте Эстонии, – несколько лет назад оно кануло в Лету. Безразличное отношение к архитектурному наследию советского периода выразилось и в необдуманном сносе дома через дорогу от бывшего Министерства финансов – общежития ТлУ, подлинного примера социалистической парадной архитектуры.

Таким образом, Grand Gonsior – это прекрасный хрестоматийный пример того, как можно превратить колоссальное пустое здание в аттрактивную жилую среду. Вместо того, чтобы разрушить.

Проект реконструкции здания, в 1950-е спроектированного архитекторами Пеэтером Тарвасе и Хейки Карро, выполнил Айгар Рохт (AB Korrus), внутренние архитектурные решения создали архитекторы по интерьеру Arhitekt11 Каур Кяэрма и Трийн Виллемсаар. В ходе перестройки дома с 80 квартирами сохранили оригинальный фасад и восстановили как можно большую часть интерьера дома: лестницы, фойе, потолочные карнизы.
Но что же отличает старое министерство от нового многоквартирного дома? Каур Кяэрма считает, что старый дом делает уникальным его дух – то, что невозможно искусственно создать в новой архитектуре.

«Это проявляется часто в несовершенстве – в размещении окон, пропорциях помещений и других деталях. Например, стены кое-где нерационально толстые». Создавая новое наполнение, исходили из аутентичности и того, что характерно для этого дома. Целью стал интерьер, соответствующий монументальному зданию. Были восстановлены старые лестницы с лестничными клетками и перилами из дерева. Конечно, внесены и некоторые изменения – так, на фасаде, выходящем на внутренний двор, окна заменили на более высокие, создавая более широкий обзор и еще больше подчеркивая величественные линии здания.

Что касается внутренней архитектуры, вдохновение черпали в 1950-х годах, влияние этого десятилетия отразилось в более современном языке дизайна. По словам Трийн Виллемсаар, использовали более смелый подход – например, в дизайне спальни встречаются размашистые рисунки обоев, геометрия и текстура. Полы в квартирах покрыты элегантным паркетом, уложенным елочкой (в эстонской традиции этот рисунок называется «рыбий хвост»), респектабельное впечатление поддерживают детали из латуни и бархата. Дизайн интерьера демоквартиры начался со светильника Lee Broom Optical с мотивом тонких черных линий. Та же самая линия перенесена и на поверхность из черного кварца в кухне и на другие детали.

От клуба военного училища до урбанистического многоквартирного дома

Самобытную жилую среду можно создать и в некогда милитаристической архитектуре. Хороший пример – реконструированные жилые дома в комплексе Тондиских казарм, а также более позднее переустройство в представительский жилой дом здания клуба военного городка (Марси, 6). Здание, построенное в 1915-1916 годах, кадеты в свое время называли спальней или белым домом, в нем действовало также офицерское казино. В советский период второй этаж этого дома использовали как кинозал, большую часть первого этажа занимал музей Великой Отечественной войны имени Александра Матросова. В 2017 году Pro Kapital реконструировал дом, охраняемый как объект культурного наследия: в нем устроено 45 самобытных квартир, и в них поселились жильцы, которые ценят историю.

Однако фасад старого дома с почтенной историей не всегда должен диктовать решения интерьера до последней детали. И дом с историей можно адаптировать к нуждам и эстетике современного человека. Марси, 6 хорошо сочетает старое и новое. Декорированный фасад здания клуба, восстановленный в ходе реконструкции вместе с оконными перекрытиями и карнизами, отражает теперь былую славу и величие дома. А высокие объемы здания позволили архитектором поиграть с идеей современного решения пространства, и для этого был выбран стиль лофт, соответствующий современному человеку. Интерьеры создали дизайнеры Тармо Луйск и Андрес Рохтла. Они подчеркнули высокие, 4-6 метровые потолки и большие окна уникального здания, которые стали идеальной базой для рационального, простого и хорошо продуманного дизайна интерьера. Неотделанная кладка красного кирпича акцентирует в интерьере соответствие архитектуре эпохи, добавляют индустриальных лофтовых линий чистые и суровые бетонные поверхности и лестницы из черного металла.