При этом Сыырумаа автоматически не становится победителем, поскольку сначала специальная комиссия должна проверить представленные документы на предмет соответствия требованиям, и только после этого будет открыт конверт с ценовым предложением.

По оценке нынешнего владельца, то есть Riigi Kinnisvara, ситуация разрешится в середине декабря.

Сам Сыырумаа в своем успехе уверен. “Если и мы не подходим, то кто? Во-первых, у нас есть опыт реконструкции старых зданий, например квартала Ротерманни. Во-вторых, RKAS выдвигает достаточно жесткие временные требования, то есть комплекс нужно будет построить за определенный промежуток времени. Уверенность в этом тоже нужно обеспечить”, — сказал бизнесмен.
По плану на территории комплекса площадью 40 000 м2 появятся офисные здания и отель. Наружная часть двора будет находиться под стеклянной крышей и будет представлять собой помещение общественного пользования с точками питания и прочим.
В одной из частей исторического здания расположится музей преступлений коммунизма. При этом застройщик должен только обеспечить наличие помещений, а владельцем музея станет какое-нибудь государственное учреждение. На пустыре возле здания тюрьмы планируется построить многоквартирные дома.

Сыырумаа обещает, что через пять лет Каларанд изменится до неузнаваемости, тем более что совсем скоро свою работу на территории между Горхоллом и Батарейной тюрьму начинает Pro Kapital, которая инвестирует в проект 40 млн евро и построить здесь дома, променад и прочее.

Точную стоимость своей заявки Сыырумаа не обнародует, но говорит, что она чуть выше стартовой цены аукциона (4,5 млн евро). Также на этом этапе он не готов обнародовать итоговую сумму возможных инвестиций.

По словам пресс-секретаря RKAS Марилийз Сеппер, новый владелец у грунта может появиться не ранее конца января. “Договор купли-продажи с победителем заключается в течение двух месяцев с момента оглашения результатов”, — говорит она. Она отмечает, что RKAS довольна результатами аукциона. “Мы довольны, поскольку речь идет о большом, притязательном и сложном объекте. Возможных покупателей у него мало. Насколько нам известно, имелся еще как минимум один потенциальный покупатель, который до последнего думал, участвовать в аукционе или нет”.

Также интересно: