Цифры говорят о том, что прошлый год был самым теплым в Эстонии с 1961 года. Среднегодовая температура составила 8,4 градуса, что на 2,4 градуса выше нормы. А этим летом исторические рекорды июньской жары были поставлены в Таллинне, Йыхви, Валга, Вильянди и Кунда. Температура в этих городах достигала 31–32 градусов Цельсия. В это время жители всей Эстонии почувствовали себя на месте испанцев или, например, греков: без кондиционера не обойтись, а после обеда требуется сиеста. Парадокс, но даже на турецких курортах в это время было прохладнее, чем у нас.

Зимы теплее с каждым годом

Несмотря на то, что сейчас, можно сказать, похолодало, если сравнивать с 30-градусной жарой, погода все равно остается очень теплой и приятной. И пока прогноз гласит, что она не разочарует нас резким похолоданием. Неужели климат и правда меняется, и в Эстонии становится теплее?

“Если посмотреть на долгосрочные средние значения или климатические нормы, мы увидим, что средняя температура постепенно повышается, — подтверждает руководитель отдела наблюдения за погодой Агентства окружающей среды Мийна Крабби. — Средняя температура воздуха в Эстонии в период 1961–1990 годов составляла 5,2 градуса Цельсия, в период 1971–2000 годов — 5,6 градуса, в 1981–2010 годах — 6,0 градуса и в 1991–2020 годах — 6,4 градуса. То есть стабильные 0,4 градуса за каждый период”.

По словам Крабби, это потепление происходило в основном за счет зимних месяцев, а также в некоторой степени за счет весны и лета.

“Волны жары становятся все более частыми и продолжительными, а волны холода — все реже. Количество дней со снегом также уменьшилось, — объясняет руководитель отдела наблюдения за погодой. — Среднее количество осадков в Эстонии в 1961–1990 годах составило 622 мм, в 1971–2000 годах — 648 мм, в 1981–2010 годах — 669 мм и в 1991–2020 годах — 659 мм. Другими словами, количество осадков постепенно увеличивалось за три периода, но уменьшилось в последний период”.

Мийна Крабби отмечает, что количество осадков увеличилось зимой и летом. По весне серьезных изменений нет, но осень стала более сухой. Наиболее существенное уменьшение количества осадков произошло в сентябре.

Что касается далекой перспективы, того, что будет через 20–50 лет, то в период 2041–2070 годов, по словам специалиста, прогнозируется изменение температуры на уровне 2,3 градуса при умеренном сценарии и на 2,9 градуса при пессимистичном сценарии.

“Контрольным периодом для сценария были взяты средние значения 1971–2000 годов. Средняя зимняя температура за тот период составляла –3,5 градуса Цельсия, поэтому, по прогнозу, средняя зимняя температура в 2041–2070 годах может составить –1,2 градуса, а при пессимистичном сценарии — –0,6 градуса. Летний прогноз на 1,6 градуса теплее при умеренном сценарии и на 2,2 градуса теплее при пессимистичном сценарии, то есть 17,3 и 17,9 градуса соответственно”, — приводит цифры Мийна Крабби.

Она добавляет, что количество осадков при умеренном сценарии изменится на 10%, а при пессимистичном — на 14%. Вероятный диапазон увеличения средней скорости ветра составляет 3–18%.

Стены легче не станут

Исходя из вышеизложенного, понятно, что огромного скачка температуры не предвидится, однако постепенное увеличение теплых периодов в году и уменьшение холодных уже влияют на нашу жизнь. Во время жары жители Эстонии раскупили в магазинах вентиляторы, а некоторые пошли дальше и заказали установку кондиционеров. Если потепления не избежать, можно предположить, что и дома должны начать строить иначе. Возможно, в будущем нас ждут облегченные конструкции и центральные системы кондиционирования?

Руководитель отдела конструирования AS Merko Ehitus Eesti Пеэтер Паане говорит, что резких изменений по части конструкции зданий не ожидается — общая снеговая нагрузка может уменьшиться по мере потепления климата, но, с другой стороны, ветровая нагрузка на здания может возрасти. Специалист полагает, что, скорее, все будет по-прежнему — и сегодня учитываются экстремальные нагрузки, чтобы обеспечить долговечность построек, а также применяются необходимые запасные коэффициенты.

“Также не ожидается, что в ближайшем будущем стены станут “легкими”. Нагрузки, большая часть которых связана с собственным весом конструкции, все еще сохраняются. Мы также должны продолжать опасаться переменчивой зимней погоды и ее воздействия на внешние стены зданий в будущем. Внутренний и внешний слои трехслойной железобетонной панели, используемой в строительстве, останутся такими же, как и сегодня. Средний слой утеплителя тоже не сильно изменится, потому что холодной зимы нужно опасаться даже в более теплом климате, а утеплитель также защищает от летней жары”, — объясняет Паане.

Что касается обеспечения микроклимата помещений, по его словам, необходимо защитить постройки от перегрева. Это уже осуществляется сегодня с помощью пассивных архитектурных решений (все больше и больше внимания уделяется конструкции пассивного охлаждения, например, экранированию) и, вероятно, будет осуществляться еще больше в дальнейшем.

“Очевидно, что поиск разумного баланса между архитектурным обликом здания и пассивным экранированием станет важной проблемой в будущем, — считает руководитель отдела конструирования AS Merko Ehitus Eesti. — Более широкое использование активного охлаждающего оборудования может быть вызвано растущей осведомленностью и увеличивающимися требованиями клиентов. Например, все больше и больше клиентов желают иметь охлаждающее оборудование в своих новых квартирах, поскольку гораздо больше внимания уделяют тепловому комфорту помещений в своем доме. В настоящее время охлаждающую способность берут в расчет при температуре наружного воздуха от 27 градусов”.

“Поскольку изменение климата происходит медленно, исследователям также потребуется время, чтобы разработать конкретные руководящие принципы, которые стоит или необходимо учитывать при строительстве зданий из-за изменения климата. Но в ближайшее время серьезных перемен не предвидится”, — подводит итог Пеэтер Паане.

Эстонские абрикосы и дыни

Возможно, даже через 40 лет родные курорты не заменят нам Турцию с Испанией, а зимние счета за отопление все так же будут огорчать, несмотря на общее потепление. Однако в сельском хозяйстве даже такие небольшие изменения температуры уже дают о себе знать.

“Фермеры одними из первых чувствуют последствия изменения климата и вынуждены бороться с ними. Возрастающая продолжительность осени, теплая зима и начало весны требуют от фермеров адаптации. Однако такое изменение климата создает множество проблем, с которыми наши производители сталкиваются прямо сейчас”, — говорит Роомет Сырмус, председатель правления Эстонской торгово-сельскохозяйственной палаты.

Он поясняет, что вегетационный период удлиняется, но двух урожаев в год мы по-прежнему не получаем — на это очень мало времени.

“Будет выращиваться больше культур с более продолжительным периодом роста, которые хотят согреться в период роста, таких как соя и кукуруза. Доля озимых, безусловно, будет высока, — продолжает Сырмус. — Из-за благоприятных условий растет натиск вредителей и сорняков. Кроме того, начинают распространяться новые вредители и сорняки, которые до этого не водились в Эстонии”.

В то же время, добавляет Роомет Сырмус, такая смена сезонов по сравнению с так называемым традиционным календарным годом замедляет работу по защите растений и удобрению.

“Фермеры в своих делах все больше ограничены во времени, и это требует значительной адаптации сельскохозяйственной практики. Свое давление оказывают и установленные сегодня законодательством временные ограничения, например, касательно разбрасывания навоза, которые, безусловно, должны стать более гибкими в контексте изменения климата”, — отмечает председатель правления Эстонской торгово-сельскохозяйственной палаты.

Кроме того, по его словам, мы должны адаптироваться ко все более изменчивым погодным условиям.

“По прогнозам, количество осадков вырастет, т. е. периоды дождей станут более интенсивными, а периоды засухи увеличатся. В результате изменения климата подходящих сельскохозяйственных земель станет все меньше и меньше, и ходят слухи, что давление европейского производства продовольствия сместится в Северную Европу, — говорит Сырмус. — Продолжительные периоды тепла также могут оказывать значительное влияние на здоровье животных, вызывая тепловой стресс, способствуя заболеваниям вымени и т. п.”.

Однако из-за изменения климата, замечает Роомет Сырмус, могут увеличиться возможности выращивания экзотических фруктов на наших приусадебных участках. Например, в будущем мы сможем получать абрикосы, арбузы и дыни с собственного огорода.

“Эстонское сельское хозяйство сталкивается со множеством проблем, для решения которых нам необходимы устойчивые стратегии и программы, которые поддерживали бы реализацию мер по адаптации к изменению климата и смягчению его последствий в сельском хозяйстве. Нам нужна поддержка, чтобы фермеры могли достичь своей цели по обеспечению продовольственной безопасности, чтобы наши продовольственные столы и в будущем были полны разнообразной и высококачественной еды”, — заключает председатель правления Эстонской торгово-сельскохозяйственной палаты.

Норм пока нет

А вот на рабочие процессы глобальное потепление вряд ли повлияет.

“Согласно Закону о гигиене и безопасности труда, микроклимат в помещении на рабочем месте, включая температуру воздуха, должен быть подходящим для выполнения задачи, и должна быть обеспечена подача свежего воздуха. При определении соответствующего микроклимата необходимо учитывать количество сотрудников в помещении, их умственную и физическую нагрузку, размер рабочего пространства, специфику используемого рабочего оборудования и характер технологического процесса, — говорит консультант по рабочей среде Трудовой инспекции Рейн Рейсберг. В законодательстве нет особых требований относительно температуры в рабочем помещении — например, цифры, выше которой работа в помещении запрещена”.

Инспекция труда, добавляет консультант по рабочей среде, установила рекомендуемые диапазоны температур в зависимости от характера работы. Согласно этому, максимальная рекомендуемая температура в помещении составляет 25 градусов Цельсия.

“Если работодатель не может обеспечить подходящую температуру на рабочем месте, необходимо использовать другие средства, чтобы избежать опасностей, связанных с работой в жаркой рабочей среде, — поясняет Рейсберг. — Например, разрешить сотрудникам делать перерывы в помещениях с подходящей температурой, принимать душ в течение рабочего дня и иметь возможность пить минеральную воду. Один из вариантов — начать рабочий день раньше, чтобы часть рабочего дня, приходящаяся на жаркое время, была короче”.

Советуем прочитать: