Модернизация и обновление изношенных коммунальных фондов поможет сократить ущерб окружающей среде: на эксплуатацию зданий приходится до половины выбросов при производстве энергии. Крупнейшие страны планеты признают проблему, но медлят с ее решением, потому что это не так популярно, как бравирование водородом и электрокарами. Неприкрытая форточка возможностей — в материале “Ленты.ру”.

Потребляй иначе

Изменение климата, провоцируемое выбросами парниковых газов, становится самым серьезным вызовом для человечества, который уже не получается игнорировать. Проблемы окружающей среды угрожают благополучию государств и несут с собой колоссальные убытки. Если продолжить закрывать глаза на вопросы экологии, к 2050 году мир может лишиться почти 20 процентов ВВП. Меняющийся климат уже становится причиной стихийных бедствий и ежегодно уносит десятки тысяч человеческих жизней, а со следующего десятилетия счет может пойти на сотни тысяч. Повышение температуры на планете уже в ближайшие годы достигнет критических значений, разрушая сельское хозяйство и предваряя продовольственный кризис. На фоне страшной угрозы государства вынужденно признают: отравление планеты нужно хотя бы замедлить.

Главный “загрязнитель” окружающей среды — энергетика. На нее приходится три четверти общего объема выбросов, и значит, в ее трансформацию нужно вложить триллионы долларов, уверены специалисты Международного энергетического агентства (МЭА). В докладе “Чистые нулевые выбросы к 2050 году: дорожная карта для мировой энергетики” агентство изложило свою стратегию тотальных изменений.

К 2030 году выбросы в атмосферу должны быть снижены на 50 процентов, указывают в МЭА. Половину прогресса, вместе с переходом к альтернативной энергетике, должны обеспечить меры, которые кажутся банальными и прозаичными: просто не тратить лишнего. Так, ежегодно мир расходует многие миллиарды долларов на обслуживание зданий, но значительная часть денег в буквальном смысле уходит в форточку. Часть энергии, необходимой на отопление и кондиционирование домов, расходуется впустую — к примеру, из-за неплотно закрывающихся окон. В одних только США еще несколько лет назад в воздухе растворялось по 200 миллиардов долларов в год. В Британии за счет потерь при обслуживании офисных зданий всего в пяти городах можно было бы обеспечивать энергией 100 тысяч жилых домов, а избыточные расходы по счетам достигли 60 миллионов фунтов — более 80 миллионов долларов.

Чтобы избежать таких бессмысленных трат, необходимо стремиться к большей энергоэффективности, то есть сокращать потребление без ущерба для результата. На уровне отдельных государств рациональность использования энергии можно оценить по показателям самого потребления и энергоемкости. Снижение энергоемкости означает, что страна может расходовать меньше энергии, но все равно добиваться поставленных целей по росту экономики.

По мнению МЭА, к концу десятилетия мир должен использовать на семь процентов меньше энергии, чем сейчас, а показатель энергоемкости должен сокращаться в три раза быстрее — примерно на четыре процента ежегодно. Для достижения результата потребуются серьезные глобальные инвестиции. По подсчетам агентства, в 2021-2023 годах на трансформацию энергетики в целом нужно выделять по триллиону долларов в год, причем значительная доля — более 30 процентов от общей суммы — потребуется именно на наращивание энергоэффективности: примерно 330 миллиардов долларов в год, а к 2050 году годовой объем вложений должен составлять примерно 640 миллиардов. В последние несколько лет ежегодные инвестиции колебались вокруг отметки в 250 миллиардов долларов.

Отдельные государства не слишком активно освещают свои общие траты на энергоэффективность. В политических заявлениях о необходимости снижать выбросы для спасения планеты, как правило, делается акцент на отказе от ископаемого топлива и переходе к альтернативной энергетике. Однако к рациональному использованию энергии — одному из ключевых компонентов мировой трансформации энергетики, на который должна приходиться треть финансовых вложений, — системного подхода до сих пор нет даже у стран, которые намереваются возглавить глобальный энергопереход. Без наращивания энергоэффективности победа над глобальным потеплением невозможна, но конкретных и четких масштабных решений не предлагают ни в Евросоюзе, ни в США, ни в Китае. Отдельные программы рационального использования энергии тем не менее все же запущены, но ключевые страны мира столкнулись с трудностями в их реализации, признают в МЭА.

С приходом пандемии проблемы только усугубились. “В 2020 году мировая энергоэффективность, по расчетам, возросла на 0,8 процента, что примерно вполовину меньше, чем в 2019 году (1,6 процента) и 2018 году (1,5 процента), а также гораздо меньше тех трех процентов, которые требуются для достижения глобальных целей в сфере климата и энергии”, — указывали в агентстве.

Они старались

Главный потребитель энергии на планете — Китай — стал активнее вкладываться в энергоэффективность в последнее десятилетие. За пять лет с 2006 по 2010 год общая сумма инвестиций в энергоэффективность, вместе с частными вложениями и международной поддержкой, оценивалась, по подсчетам МЭА, в 130 миллиардов долларов, более половины было обеспечено банками. Позже суммы росли — с 29 миллиардов долларов в 2011 году до 88 миллиардов в 2014-м, в последующие годы до 2018-го колеблясь вокруг отметки в 50 миллиардов. В дальнейшем МЭА приводило только информацию об инвестициях в электрификацию зданий и энергоэффективность застройки в Китае. В 2019-2020 годах суммы составляли около 30 миллиардов долларов, такой же уровень прогнозируется в этом году.

По подсчетам специалистов МЭА, в 2018 году страна сумела использовать на четверть меньше энергии, чем потребовалось бы без мер по наращиванию энергоэффективности. К 2040 году по сравнению с нынешними показателями возможно будет сэкономить 16 эксаджоулей, что сравнимо с объемом энергии, используемой Францией и Германией, предполагали в агентстве. Один эксаджоуль примерно сопоставим с годовой выработкой электроэнергии в центральной России, по всей стране электростанции в 2020 году обеспечили около 4 эксаджоулей.

В энергосберегающие проекты в Китае инвестировали и крупнейшие финансовые учреждения, что помогло повысить доверие к энергосервисным компаниям (ЭСКО) — предприятиям, которые оказывают услуги по повышению энергоэффективности. К 2019 году на республику приходилось более половины глобального рынка ЭСКО. В результате проекты помогли сэкономить за год 1,2 эксаджоуля энергии, что превышает объем потребления Австралии.

Однако тогда же инвестиции в ЭСКО сократились впервые за все время их работы в Китае. Одновременно возникли проблемы и с общими показателями энергоэффективности, заданными пятилетним планом на 2015-2020 годы. Китай планировал сократить энергоемкость на 15 процентов, а общее энергопотребление предполагалось свести примерно к 146 эксаджоулям.
Цели по потреблению выполнены, а вот с энергоемкостью появились трудности. Эксперты предполагали, что планы скорректировала пандемия.

В мае 2020 года власти признавали, что годовой цели по энергоемкости достичь не удавалось даже до коронавируса. В 2019 году пятилетний план был реализован только на 87,1 процента. Дальнейшее снижение энергоемкости — на 13,5 процента к 2025 году — предусмотрено в новом пятилетнем плане. Однако никаких ограничений по энергопотреблению в нем уже нет, что вызывает вопросы по меньшей мере о перспективах снижения выбросов.

Вложи, сэкономь, вложи

Второй после Китая потребитель энергии в мире — США. Вашингтон явно настроен активно совершенствовать энергетический сектор, следует из проекта бюджета на фискальный 2022 год (начнется 1 октября 2021 года). На работу специального Офиса энергоэффективности и возобновляемой энергетики запрошено 4,7 миллиарда долларов, что на 65 процентов больше прежнего финансирования. Подразделение подсчитало, что предшествующие инвестиции в 12 миллиардов долларов уже принесли стране чистую экономическую выгоду в 230 миллиардов. Общие вложения в энергоэффективность в США на годовом уровне колебались в диапазоне от 42 до 51 миллиарда долларов.

Судя по статистике министерства энергетики, в последние десятилетия Соединенные Штаты снижали энергоемкость вполне успешно. К 2020 году показатель удалось сократить в два раза по сравнению с уровнем 1990 года. К 2050 году его планируется улучшить еще примерно на треть по сравнению уже с новыми цифрами.

Однако сам 2020 год в этом отношении оказался для США, как и для Китая, не слишком удачным. Снижения энергоемкости удалось добиться не везде. Проблемы возникли в промышленности, из-за снизившейся загрузки мощностей, и в транспортной сфере, что объясняется сокращением числа перевезенных пассажиров на фоне пандемии. Минэнерго ожидает, что в дальнейшем ситуация исправится, но прежние темпы прогресса сохранить не получится.

Нужно больше денег

Собственные цели в сфере энергоэффективности есть и у Евросоюза, несмотря на сравнительно небольшие объемы потребления энергии в каждой из стран. Лидером выступает Германия, но и она расходует примерно в десять раз меньше, чем Китай.

В период с 2014-го по 2020 год на проекты в сфере рационального потребления энергии через Европейские структурные и инвестиционные фонды направлено 18 миллиардов евро бюджетных средств. Общие же примерные инвестиции в энергоэффективность в Европе, по оценкам МЭА, в последние годы составляли примерно по 70 миллиардов долларов в год. Для достижения поставленных к 2030 году целей по снижению уровня выбросов на энергоэффективность нужно тратить дополнительно примерно по 165 миллиардов евро ежегодно, подсчитали в Брюсселе.

Европа ставит перед собой конкретные цели по сокращению самого потребления энергии. К 2020 году Евросоюз собирался уменьшить показатель на 20 процентов по сравнению с 2007 годом, к 2030 году снижение должно достичь не менее 32,5 процента. Успехи пока можно оценить только по состоянию на конец 2019 года. Согласно статистике, конечное потребление превышало целевое для 2020 года на 2,6 процента, а для 2030 — на 16,3 процента. При этом еще в 2014 году ЕС был ближе к реализации своих планов — от цели 2020 года его отделяло лишь 2,1 процента. Однако затем потребление несколько лет росло, мешая уверенному прогрессу. Насколько сильно ударил по дальнейшим планам Европы кризисный 2020-й, пока не ясно.

Коварные щели

Невзирая на сомнительные успехи ведущих экономик, принципиально способы повышения энергоэффективности известны. Главным направлением работ должна стать модернизация зданий. Подобные программы уже развернуты в разных странах и предполагают достаточно простые меры. Речь идет о лучшей теплоизоляции, замене старых окон, использовании более эффективных радиаторов и лампочек, о заделывании щелей, через которые уходит кондиционированный воздух. Сейчас здания расходуют впустую значительные объемы энергии — для коммерческой недвижимости, например, показатель доходит до 30 процентов.

В США программу реконструкции проводит Министерство энергетики. Проект бюджета США на фискальный 2022 год предполагает выделение 1,7 миллиарда долларов на модернизацию жилых домов, школ и зданий в федеральной собственности. Минэнерго также запустило в 2012 программу “Улучшим здания” (Better Buildings), которая в целом направлена на более эффективное расходование ресурсов, не только энергетических, и предполагает привлечение частных средств. В ней участвуют и государственные учреждения, и крупный бизнес. К 2021 году общие вложения достигли 26 миллиардов долларов, сэкономить удалось около двух эксаджоулей энергии.

Обслуживание зданий серьезно вредит планете, обеспечивая почти половину выбросов углекислого газа при производстве энергии на мировом уровне — это больше, чем ущерб от транспорта. В Евросоюзе эксплуатация застройки сейчас приводит к более чем 33 процентам выбросов, и почти три четверти европейских зданий по-прежнему не отвечают требованиям энергоэффективности.

Подавляющее большинство построек — 85 процентов — было возведено до 2001 года, и все еще будет использоваться к 2050 году. Программы модернизации уже запущены, но их объемы невелики. Потребление энергии получается сократить лишь на один процент в год. Серьезные улучшения практически не проводятся и касаются всего 0,2 процента застройки.

В октябре 2020 года ЕК выступила с новой стратегией модернизации, которая должна в два раза ускорить темпы работ. Программа потребует ежегодно дополнительно инвестировать в обновление застройки в целом около 275 миллиардов евро. Сумма примерно эквивалентна 23,7 триллиона рублей и превышает все расходы российского федерального бюджета в 2021 году (21,52 триллиона). Предполагается, что меры, помимо наращивания энергоэффективности, должны способствовать переходу на зеленые источники энергии и в целом более рациональному потреблению ресурсов. К концу десятилетия обновить должны 35 миллионов зданий. Однако без модернизации к этому сроку по-прежнему останется около 70 процентов нынешней застройки.

Новые же дома в теории уже должны соответствовать требованиям высокой энергоэффективности. С 2021 года в ЕС здания можно возводить только с соблюдением условий “концепции почти нулевого потребления”: энергии должно использоваться немного, а поступать она должна в основном из возобновляемых источников. Но проблемы возникли и со свежей застройкой. Исследователи обнаружили, что страны ЕС исключительно по-разному интерпретируют новые требования к энергоэффективности, что мешает реализации поставленных целей.

Необходимость добиваться энергоэффективности в обслуживании зданий касается не только развитых, но и развивающихся стран, указали специалисты Организации Объединенных Наций (ООН). По их подсчетам, к 2050 году городское население там вырастет на 2,4 миллиарда человек, и всем им нужно будет где-то жить.

Одна из крупнейших развивающихся экономик — Индия, страна с населением более чем в 1,3 миллиарда человек и третий потребитель энергии на планете — в последнее время начала работать над энергоэффективностью, однако за четыре года, с 2014-го по 2018-й, сэкономила на оптимизации эксплуатации зданий только 0,1 эксаджоуля — примерно 0,2 процента от общего годового потребления. В дальнейшей работе стране готово помогать МЭА, которое видит возможности для большего роста энергоэффективности в будущем.

По всему миру модернизацию построек стремится поддержать ООН — благодаря инициативе “Здания с высокими показателями” (High Performance Buildings). Организация создала мировую сеть центров по внедрению новых стандартов в различных странах. Однако, как следует из последнего отчета за 2019 год, такие центры работали пока только в двух городах США и должны были появиться в Канаде и трех странах ЕС. Впрочем, весной 2021 года в ООН рассказали также о проекте, который должен помочь нарастить энергоэффективность в строительстве и в эксплуатации зданий в переходных экономиках бывшего Советского Союза — Армении, Грузии, Киргизии, Молдавии, Таджикистане, Украине и Узбекистане. Подробностей о ходе реализации новой инициативы пока не появлялось.

Колеса спасения

Однако в наращивании энергоэффективности нуждаются не только здания, но и транспорт. По мнению МЭА, ситуацию здесь должен исправить переход к электромобилям. Обычная машина с двигателем внутреннего сгорания (ДВС) использует для движения лишь 12-30 процентов поступающей энергии, тогда как у электрокаров показатель достигает 77 процентов. Правда, авто с ДВС тоже можно усовершенствовать — к примеру, над программой по оптимизации топлива и двигателей работает Минэнерго США. Проект предполагает поиск инновационных технологических решений, которые позволят повысить энергоэффективность и у неэлектрических автомобилей. Тем не менее, по плану МЭА, продажи новых машин с двигателями внутреннего сгорания в мире должны прекратиться к 2035 году, а уже к 2030 общая доля электрокаров на дорогах должна достичь 20 процентов. Сегодня электрический двигатель установлен лишь в одной машине из ста.

Одним из препятствий для массового использования электромобилей остаются и сравнительно высокие цены, однако спрос растет, несмотря на дороговизну. Аналитики международной аудиторско-консалтинговой компании Ernst & Young подсчитали, что в Европе и Китае электромобили уже интересуют потребителей больше, чем традиционные машины. По объемам продаж электрокары должны обогнать авто с двигателями внутреннего сгорания к 2033 году.

Ускорить отказ от традиционных авто должна политическая поддержка со стороны мировых лидеров — так, представители “Большой семерки” хотят к 2030 году лишить классические машины доминирования в структуре продаж новых автомобилей. Больше всего пассажирских электромобилей, с учетом гибридов, сейчас в Китае. В 2020 году в стране продано 1,25 миллиона таких машин, и на годовом уровне спрос вырос на 15 процентов. В Германии электрокаров продали меньше — около 395 тысяч, а тройку лидеров замыкали США — 328 тысяч машин с незначительным ростом спроса год к году.

Все придумано

Еще одно возможное направление для роста энергоэффективности — промышленность, хотя здесь возможностей меньше, чем в других сферах, поскольку многие меры уже удалось реализовать, отмечают в МЭА. Однако улучшения все же возможны, например, благодаря использованию систем энергетического менеджмента. Специальный стандарт для управления энергосистемами, который должен помочь организациям добиваться последовательных улучшений, разработала Международная организация по стандартизации (ISO). Позволит нарастить энергоэффективность и использование более качественного оборудования, и теплоутилизация — речь идет о том, чтобы использовать выделяемое техникой тепло, например, для обогрева помещения.

В ООН, в рамках которой действует Целевая группа по энергоэффективности в промышленности, считают, что добиться снижения энергопотребления во всем индустриальном секторе на глобальном уровне можно уже при нынешних технологиях, причем экономия может составить 30 процентов. Использование инноваций помогло бы добиться и 60-процентного сокращения, однако “на деле реализация существующих мер по повышению энергоэффективности по-прежнему идет бессистемно и медленно”.

Проблемы лежат в первую очередь в области коммуникации или связаны с недостатком информации. Руководители компаний склонны концентрироваться на увеличении объема производства, а не на рациональном использовании ресурсов. На предприятиях также часто не знают, как вообще оценить энергоэффективность и улучшить ее. Промышленность и правительства разных стран часто не доверяют друг другу и не готовы сотрудничать в этом направлении.

А я не понял

Сложности во внедрении энергоэффективных подходов связаны во многом с недостатком мотивации и знаний, согласны в крупной международной консалтинговой компании Ricardo. В мае специалисты выпустили подготовленный по заказу Еврокомиссии отчет, который был посвящен проектам, в период с 2008 по 2021 год помогавшим европейским компаниям наращивать энергоэффективность.

Исходное финансирование составило 58,5 миллиона евро, что позволило добиться от организаций инвестиций на полмиллиарда евро и предотвратило выброс миллиона тонн парникового газа в атмосферу. Проекты в основном фокусировались на малых и средних предприятиях. Оказалось, что информации, нужной для более рационального потребления энергии, у компаний иногда просто не было. К тому же бизнес в принципе неохотно соглашался оценивать собственный потенциал энергоэффективности — возможно, потому, что не видел необходимости и выгоды. Руководители часто не рассматривали это направление инвестиций как стратегическое, а дополнительным препятствием выступала и проблема нехватки финансирования. Особенно актуальна она для среднего и малого бизнеса, которому сложнее добиться средств от банков.

Заставить и убедить

На начальном этапе, в самом запуске процесса перехода к большей энергоэффективности, важную роль играют законодательные решения и установка определенных норм, согласны специалисты Ricardo и МЭА. Однако регуляция пока что охватывает потребление энергии лишь на 35 процентов. При том политики в основном обращают внимание на энергоемкие отрасли промышленности, хотя потенциал по наращиванию энергоэффективности у других секторов может быть даже больше.

Одного регулирования в любом случае недостаточно. Бизнесу, как и частному потребителю, надо объяснить, как много можно сэкономить на энергоэффективности — в отдельных сферах расходы реально сократить на 40 процентов. Рассказывать нужно и о том, какие именно меры помогут прогрессу, причем пропаганда изменений должна носить широкий характер. Однако даже само слово “энергоэффективность”, как замечает Bloomberg, способно вызвать зевоту, а соответствующие меры выглядят достаточно банально и не впечатляют людей — по сравнению с открытием новых солнечных электростанций. Возможно, этот фактор мешает политикам, рассчитывающим на популярность у избирателей, уделить энергоэффективности достаточное внимание.

Главным экономикам мира пока не удается полноценно реализовывать уже намеченные планы. Но даже если они будут выполнены, усилий может оказаться недостаточно. Нынешние цели по более эффективному потреблению рискуют оказаться слишком скромными: по подсчетам ученых, рост спроса на энергию в будущем может превысить прежние прогнозы, а потому и программы энергоэффективности должны быть более амбициозными. Значит, трансформировать свои привычки и сокращать потребление энергии человечеству нужно еще активнее.

Эксперты ООН считают глобальное потепление главной мировой угрозой: если продолжать игнорировать проблему, уже через 20 лет планета столкнется с катастрофой, которая приведет к гибели миллионов людей. В Индии и на Ближнем Востоке уже нельзя будет жить, а по Европе ударят страшные природные бедствия. Десятки государств уйдут под воду. Все это может произойти по вине человечества, которое пока не спешит отказываться от своих привычек и не может хотя бы перестать тратить энергию впустую, нанося лишний удар по планете. Впрочем, выводы ученых однозначны: если люди хотят выжить, им все же придется поторопиться.